Фандом Weiss kreuz: фик Моя богиня, часть 2

Название фанфика: «Моя богиня».
Автор: Abyssian.
Пэйринг: Шульдих/Айя и многие др.
Фандом: «weiss kreuz»/Белый крест.
Жанр: romance, из сборника фанфиков по «белому кресту».
Sammury: Оми впутывает Вайс в неприятности…
Disclaimer: все принадлежит Коясу. Начало здесь
Часть вторая

Айя встретил его на пороге «Конеко» и смерил холодным взглядом, требуя объяснений. Оми, заискивающе улыбнувшись, начал что-то говорить о домашнем задании, для пущей убедительности продемонстрировав книгу. Айя начал медленно листать пожелтевшие от времени страницы.- Что это? Мистика? «Древняя богиня», – тихо произнес Айя, с трудом разбирая наполовину стёршиеся иероглифы. Его взгляд чуть затуманился, и Бомбейцу вдруг показалось, что в комнате стало гораздо холоднее. — Это книга поможет мне написать одно эссе… — Оми не рискнул рассказать правду. Он прекрасно помнил, как Йоджи именовал его «безумным фанатом фэнтези», не хватало ещё подтвердить своё прозвище перед лидером. Всё-таки кроме шишки на голове и половины старой потрёпанной книги ничто не напоминало об утренней стычке в библиотеке. Ему не хотелось выглядеть глупо перед старшими.Скрипнули половицы, и в холле появился Балинез, не удостоив их даже взглядом, он направился на кухню, что-то мурлыкая себе под нос. «Даже не причесался», — усмехнулся Оми, заранее предвкушая спектакль, в котором главные роли принадлежали Фудзимии и Кудо. – «По крайней мере, не мне одному попадёт. А может всё-таки уйти в свою комнату? Вдруг Айя пустит в ход катану…» Он проводил взглядом командира, который бросился вслед за Кудо. Услышав крик, донесшийся из кухни, Оми мысленно попрощался с Йоджи, и, с радостью предвкушая, что больше ни с кем не придется делиться своим ноутбуком, осторожно выглянул из-за двери.Картина, которую он увидел, впечатляла. Оми даже закрыл глаза на секунду, сомневаясь в собственном рассудке. Айя ласково обнимал плейбоя за шею и, перебирая пряди его волос, повторял чужим, изменившимся голосом:- Любимый…- Айя, какого…- выругался Йоджи и, схватив лидера за тонкую кисть, с силой отшвырнул его от себя. – О, прости, я не рассчитал…* * *Айя с трудом открыл глаза, пытаясь вспомнить, что произошло. Голова раскалывалась, как после хорошей порции спиртного, но в то же время он помнил, что уже давно не пил ничего крепкого. Выпрямившись, он начал медленно массировать виски, когда его окликнул напарник:- Ммм…А я и не знал, что ты настолько мной интересуешься, Айя. Должен признаться, ты меня удивил. Хотя, с другой стороны, разве можно остаться равнодушным к такому чертовски привлекательному парню, как я. – Айя не успел и слова сказать, как Йоджи оказался рядом и сжав его за плечи, притянул к себе:- И даже больше скажу, ты мне тоже симпатичен. Может быть теперь, когда ты, наконец, осознал свои чувства, мы…Айя, растерявшийся на мгновение, моментально разозлился, когда чужие руки скользнули по его спине. Точный удар локтем в челюсть, и соблазнитель отшатнулся в сторону, обиженно бросив:- Совсем с ума сошёл? А кто десять минут назад называл меня любимым и приставал ко мне на кухне? Иди и спроси Оми, если не веришь!- Кудо, я давно подозревал, что тебе пора лечиться. Но теперь я в этом абсолютно уверен. Иначе мы не сможем жить в одном доме! – полный презрения голос Айи продолжал звучать в его голове, хотя сам лидер давно покинул комнату.* * *Оми терпеливо листал страницы книги, с таким трудом отобранной у младшего Шварц. В общем, он ожидал от этого раритета чего-то большего («Не даром же он потребовался Наое!»), но оказалось, что это всего лишь сборник древних сказаний, связанных с японской и китайской мифологией. Читать было довольно сложно, потому что кое-где на пожелтевших от времени листах иероглифы совсем стёрлись. Он уже собирался бросить это глупое занятие, когда на одной из последних страниц заметил нечто, что заставило его углубиться в чтение. Утренняя сцена в «Конеко» перестала казаться ему абсурдной.

…Когда-то давно у самого подножия гор была маленькая деревня. Однажды её жители рассердили лесного екая, срубив его любимое дерево. Он наслал на людей страшное проклятие – пламя, которое уничтожало всё на своём пути. Погибли посевы, почернели луга и, наконец, огонь вплотную подступил к деревянным домам. Казалось, что спасения нет. Тогда люди стали молить небо о помощи. И в ответ на их молитвы с гор спустилась прекрасная девушка, которая могла управлять потоками воздуха. Хлынул дождь, и пламя быстро погасло. Среди тех, кто пришел благодарить богиню, был сын старейшины, красивый и храбрый человек. Он влюбился в спасительницу с первого взгляда, и это чувство оказалось взаимным. Но, согласно древним законам, человек, связавший свою жизнь с богиней, должен бы ей верным, в противном случае союз расторгался, и они были обречены на вечную разлуку. Об этом девушка предупредила своего избранника перед свадьбой. Спустя год у богини и смертного родился ребенок. Однако влюбленные не знали, что кто-то завидует их счастью. Екай, планы которого разрушила богиня, мечтал ей отомстить. Но когда он, приняв облик человека, проник в деревню и встретился с красавицей, ненависть исчезла, уступив место другому более глубокому и сильному чувству – безумной страсти. Он решил разлучить влюбённых. Однажды, когда богиня отправилась в горы за целебными травами, екай подмешал в еду ее мужу особое зелье, благодаря которому тот принял за свою любимую другую женщину и провел с ней ночь. Тщетны были его попытки оправдаться тем, что он это сделал не по своей воле. На следующий день богиня навсегда покинула деревню.Но и злобный екай недолго радовался. В наказание за свой поступок он был лишен бессмертия и навсегда остался человеком. Говорят, что в каждом своем воплощении он ищет богиню.

* * *

Оми не верил легендам и мифам. Несмотря на множество книг в жанре фэнтези, которые когда-то с удовольствием прочитал, в реальной жизни он привык полагаться на собственные силы. И все же, если был хотя бы один шанс, что это – не сказка, что богиня Фудзи существовала на самом деле, и придёт день, когда она возродится в человеческом теле…Оми встряхнул головой, отгоняя нелепые мысли относительно лидера Вайс, который по странному совпадению носил похожую фамилию. Его размышления прервал телефонный звонок:- Магазин цветов «Котёнок в доме», здравствуйте, — отчеканил он по привычке.- Как приятно снова тебя слышать, Цукиено, — усмехнулись на другом конце провода. – Нет-нет, не бросай трубку. Дело слишком серьезное: сегодня утром ты взял то, что принадлежит мне, и я хочу это вернуть.- С чего ты взял, что я на это соглашусь? – ответил Оми, гадая, как Наое узнал номер телефона.- Ммм… А я надеялся, что ты поумнел. Неужели ты думаешь, что сможешь в одиночку что-то изменить? Если верить нашему оракулу, будущее определено, а он ещё ни разу не ошибался. Если тебя волнует собственная участь, приходи сегодня в семь вечера на рыночную площадь района Гинза и захвати с собой книгу. Обещаю, не пожалеешь…Оми скрипнул зубами от злости, услышав короткие гудки.* * *Кроуфорд отложил в сторону свежий номер журнала «Мир Японии», и, внимательно глядя в синие глаза Наги, небрежно бросил:- Забавляешься, да? — О чём ты? – Наги осторожно поставил чашку с горячим кофе на стол. Без сомнения, оракул был в очень плохом настроении, и не стоило его лишний раз провоцировать.- О Цукиено. Запомни, он – не основная наша проблема. — Тогда, может быть, расскажешь мне все как есть, — предложил Наое. – Я знаю, у тебя не было тайн от телепата. Со мной ты никогда не был откровенен. Но теперь, когда Шульдих исчез, а Джей, мягко говоря, не совсем адекватен, только я могу помочь тебе. С чего вдруг такой интерес к старым мифам? У тебя было видение? Откинувшись на спинку стула, Брэд устало прикрыл глаза:- Дело не в том, что я тебе не доверяю. Просто…- Просто что?- Я не хотел признаваться в собственном бессилии. У меня уже давно нет видений относительно будущего Шварц. И не только… Когда я пытаюсь заглянуть в будущее планеты, я вижу только непроницаемую тьму… – вздохнул оракул, окинув быстрым взглядом побледневшего Наги. – Мое последнее видение было о Шульдихе, который листал ту книгу. Я надеялся, что книга что-то прояснит, однако, ты допустил ошибку и потерял её…- Я верну ее, – коротко пообещал Наги.* * *Айя решил прогуляться перед сном. День выдался очень напряженным, кроме наплыва покупателей в магазине раздражало странное поведение товарищей по команде. Неудивительно, что ему захотелось побыть немного одному и подумать. В парке было хорошо, спокойно, только где-то вдали слышались чьи-то голоса и доносился собачий лай. «Сегодня праздник, а я совсем забыл…» — вздохнул про себя лидер Вайс.Он не заметил, как свернул в боковую аллею. Как же ему надоело вечно отвечать за все. Взять хотя бы работу в магазине. Почему-то только у него не находится оправданий, чтобы не работать в выходной день. Может, стоит хоть раз проучить их, и не явиться на работу? Почему самая трудная роль в команде всегда выпадала на его долю? Он никогда не стремился к лидерству. Возможно, стоило с самого начала вести себя по-другому, более дружелюбно по отношению к остальным Вайс? Но он тут же одернул себя. Разве жизнь не научила его, что опасно сближаться с людьми, раскрывать свое сердце, потому что рано или поздно ты все равно остаешься один. А ведь тогда становится еще больнее…Неожиданно он подумал о Кудо. «Неужели я действительно обнимал его? Это кажется невероятным, но…» — Айя нахмурился, вспомнив, как покраснел Оми, когда он потребовал подтвердить правдивость слов плейбоя. «Возможно, мне просто нужно больше отдыхать», — подумал он, когда услышал за спиной ехидный голос. — Айя, Айя, милашка с женским именем и нелепой кошачьей кличкой, какая приятная неожиданность, – протянул Шульдих. Тёмно-рыжие пряди волос, упавшие на лоб, не скрывали хищного блеска сапфировых глаз. Немец был в светлом брючном костюме, который почти сливался по цвету с зарослями цветущей вишни.Абиссинец смерил врага мрачным взглядом. Казалось, появление телепата из Шварц его совсем не удивило, во всяком случае, на его лице ничего не отразилось. Зато его мысли и эмоциональный фон, моментально получившие негативную окраску, доставили немалое наслаждение Шульдиху, на лице которого расплылась широкая ухмылка:- Знаешь, а я рад, что встретил тебя одного, без остальных неудачников Вайс…У меня к тебе дело, которое касается нас обоих. — Мне это неинтересно, – холодно бросил Айя, машинально скользнув рукой по бедру, но катаны не было.- Даже так? Знаешь ли, это невежливо, – Шульдих что-то прошептал, и в следующее мгновение Айя оказался прижатым к стволу дерева. Он попытался шевельнуть рукой, но тело было непослушным, тяжелым, во рту появился неприятный привкус, голова закружилась.«Телепатия?» «Нет, это нечто другое, доступное только мне. Слишком сильное телепатическое вмешательство может лишить рассудка, но сейчас я не буду использовать эту силу. От тебя мне нужно совсем другое. Кстати, тебе не кажется, что мы раньше встречались? Этот вечер просто создан для воспоминаний».- Отпусти меня, ты, жалкое подобие человека… у меня прекрасная память… — задыхаясь, выдавил Айя, чувствуя, как холодные пальцы скользнули по его шее. Шульдих наклонился ближе, почти касаясь его лица, и заглянул в фиалковые, потемневшие от боли и гнева глаза:- Значит, так и не вспомнил, — заключил он. Айя попытался отвернуться:- Что ещё я должен помнить?- Наше общее прошлое, моя богиня. — Совсем сдвинулся, да? – Айя хотел еще что-то добавить, но в следующую секунду резкая головная боль заставила его забыть о немце. Перед глазами все расплылось, и последнее, что врезалось ему в память, было испуганное лицо телепата из Шварц.

* * *

Оми не хотелось показывать противнику свой страх. Это было одной из причин, почему он решился на эту встречу, хотя разум настойчиво твердил о том, что лучше остаться дома или же пойти и обсудить все со старшими. Другой было любопытство и желание самостоятельно распутать это дело. Так или иначе, в назначенное время он был на месте, и, присев на скамейку, принялся разглядывать прохожих сквозь стекла затемненных очков. Телекинетик опаздывал на пятнадцать минут.Пальцы коснулись спрятанных в кармане куртки ядовитых дротиков. Это давало хоть какую-то гарантию безопасности. «Мы с Наое не в равном положении: у него есть дар», — с неохотой признал Бомбеец, припоминая утреннюю стычку, когда его дружески хлопнули по спине. Резко обернувшись, он увидел Наги, небрежно облокотившегося о спинку скамьи. Его тёмные волосы развевались на ветру, на бледном лице мелькнула тень улыбки:- Принёс? — Не все сразу. Кажется, ты хотел поговорить о будущем, — уклонился от прямого ответа Оми, пододвигаясь и жестом приглашая Наги сесть.Тот молча подчинился, но в глубине его темных глаз что-то блеснуло, заставив Бомбейца насторожиться. Повисла напряженная пауза.- Ты меня задерживаешь… — прошептал, наконец, телекинетик. – Я не могу тебе всего объяснить. Что-то начинается, поэтому нам нужна эта книга, возможно, она – единственный ключ… — Что-то плохое? – вздрогнул Оми, крепче прижимая к себе школьную сумку.- Да. Я не ошибусь, если предположу, что сегодня, после того как ты забрал книгу, что-то произошло? В противном случае ты вряд ли пришел бы сюда, – прищурился Наги, сделав почти незаметное движение рукой, и секунду спустя пальцы Оми уже сжимали воздух.- Это нечестно! – вскипел Бомбеец, вытаскивая дротики.- Я дорожу своим временем, в отличие от тебя. – Наги легко вскочил и схватил сумку, когда внезапно налетевший шквальный порыв ветра, поднявший в воздух тучи песка и пыли, заставил его забыть о Цукиено. Небо, минуту назад такое ясное, потемнело. Откуда-то потянуло гарью, послышались крики, тревожно завыла сирена. Наги прищурился, наблюдая, как из дверей гипермаркета «Хоккайдо», находившегося прямо напротив них, хлынула толпа. «Черт возьми, неужели это…» В трех метрах от них почва вздыбилась, выворачивая с корнем небольшое деревце. Оми даже не заметил этого, с ужасом глядя, как асфальт под ногами Наое крошится и разлетается на куски. — Надо уходить! – закричал он, бросившись к застывшему телекинетику, умудрившись в последнюю секунду схватить того за руку и вытащить на твердую поверхность. — Но книга! — зашипел Наги, оборачиваясь назад, туда, где в глубокой трещине исчезла сумка. Вернуть ее не было никакой возможности, потому что, как ни велики были способности телекинетика, сравниться с мощью стихии все же не могли. Следующий подземный толчок заставил его забыть о книге и подумать о собственном спасении. Оми, бежавший впереди, вдруг споткнулся и, застонав, опустился на землю. «Его нога в крови», — машинально отметил Наое, подхватывая его на руки и привлекая всю силу своего дара, чтобы подняться вместе с ним в воздух. * * * Даже божественное терпение не безгранично. Она не могла контролировать свою силу, когда екай находился так близко. Конечно, теперь он выглядел совсем иначе, но энергетическое поле, окружавшее его, осталось прежним. Излучаемые им ревность, обида и желание, заставили Фудзи содрогнуться. Ей совершенно не хотелось встречаться со своим прошлым. Кроме того, ей показалось, что за прошедшее время ее противник стал еще более жестоким и опасным. Кора дерева, под которым она стояла, была совсем черной. Богиня печально вздохнула. Каждое ее пробуждение сопровождалось мощным выбросом энергии, который мог привести к непредсказуемым последствиям. Хорошо, если в этот раз дело ограничится несколькими сожженными деревьями. Она перевела взгляд на екая: — Айя, я и не знал, что ты владеешь даром пирокинетика. Надо же, какая неожиданность, – со злостью пробормотал рыжий, прижимая к груди обожжённую руку. Он попытался телепатически коснуться сознания Айи, но уловил лишь умиротворённую тишину:- Богиня? – прошептал он, отступая:- Зачем ты это делаешь? Почему не можешь забыть? Зачем пытаешься пробудить меня снова? Тебе лучше других известно, что мне нельзя просыпаться. Это может стать концом для всего человечества. Вглядываясь в знакомые фиалковые глаза, сейчас сиявшие каким-то неземным светом, телепат ответил:- Мне не волнует судьба этого мира. Из-за тебя я был лишен бессмертия и приговорен к вечному перерождению, поэтому, чем быстрее все закончится, тем лучше. Я совсем недавно узнал, откуда у меня способности телепата. Во всём виновата эта чёртова карма. Теперь я хочу только одного – твоего пробуждения. Меня ничто не остановит.- Ты не изменился…- ее последние слова донеслись к нему словно издалека. Шульдих медленно опустился на землю, чувствуя, как сильно хочется спать:– Минуточку…Айя. Кто здесь телепат?* * *Подавляя нехорошее предчувствие, возникшее после сообщения о землетрясении в районе Гинза, Йоджи выключил телевизор и с тоской посмотрел на часы. Как так получилось, что этим вечером он остался дома в одиночестве? Обычно бывало наоборот, не зря же ему принадлежало негласное звание самого большого гуляки Вайс. Но, как ни странно, именно сегодня у всех возникли какие-то дела, даже у Айи, который предпочитал проводить свободное время в своей комнате за книгой. Вспомнив о лидере, Йоджи поморщился. Этот человек по-прежнему оставался для него загадкой, несмотря на общие миссии и работу в цветочном магазине. Взять хотя бы эту сцену утром, на кухне. «Кто знает, может у него раздвоение личности? Это довольно редкая болезнь, но учитывая специфику нашей работы. Хм…»Он замер, услышав, как хлопнула входная дверь. Пальцы машинально коснулись браслета наручных часов. Сегодня, почему-то даже в «Конеко» он не чувствовал себя в безопасности. Йоджи легко поднялся, готовый к любой неожиданности, однако вошедший оказался всего лишь лидером Вайс. Облегченно вздохнув, блондин опустился в кресло и нарочито ласково спросил:- Ну, что ты стоишь, как не родной? И где ты шатался столько времени?- Я гулял, — неопределённо отозвался Фудзимия. Приглядевшись, Йоджи отметил, побледневшее, какое-то усталое лицо лидера и немного растерянный взгляд. — Не помню, как добрался домой. Кажется, я видел Шульдиха, и он был не в себе. Все это как-то… странно, – Айя тяжело опустился на диван. — Телепат и ты, вдвоем, поздно вечером? Действительно странно, – загадочно протянул Йоджи, блеснув в полумраке изумрудными глазами. – Айя, у тебя с головой все в порядке? — На что ты намекаешь? – казалось, Айя, пропустил оскорбительный намек мимо ушей.- Ты отталкиваешь меня, а потом проводишь вечер с одним из Шварц, разве это нормально? – как-то горько рассмеялся Йоджи. – Если тебе требовалась компания, мог бы пригласить меня. Но ты для этого слишком гордый, верно, командир?Айя обернулся, и Йоджи успел заметить, как обиженное выражение его лица сменилось привычной ледяной маской: — Полагаю, ты слышишь только себя, так стоит ли продолжать разговор?Голос Йоджи смягчился: — Айя, я просто за тебя беспокоюсь. Происходит что-то странное, а ты пытаешься спрятать голову в песок. Если у тебя что-то случилось, ты должен рассказать нам. Мы справимся с этим. Если ты что-то испытываешь ко мне… – Айя поджал губы: от него не ускользнули лукавая улыбка и недвусмысленный взгляд Кудо. Он тяжело вздохнул. Действительно, зачем он сидит здесь, когда все уже спят? Какого понимания он хочет от человека, который даже не слышит, что ему говорят?Резко поднявшись, Айя бросил:- Поговорим завтра. Я устал.Он не услышал, а, скорее, почувствовал, как Йоджи прошипел ему вслед проклятие.

Наги осторожно заглянул в комнату: Кроуфорд, расположившийся в кресле с газетой в руках, даже не обернулся на звук открываемой двери. Оракул старался казаться спокойным, но тонкие пальцы, сжимавшие бумагу, чуть дрожали от сдерживаемого волнения. Сквозь раскрытое окно в комнату проникал свежий воздух, наполненный ароматами цветущей глицинии.- Можно? – спросил Наое, и, так и не дождавшись ответа, присел рядом.- Интересно, о чем ты думал, притащив сюда Цукиено, — холодно заметил Брэд, отложив газету в сторону. – Неужели не было другого способа получить необходимую нам информацию, например, просто выполнить своё обещание и принести книгу? Телекинетик ничего не ответил, понимая, что оправдываться бесполезно. Книга была потеряна навсегда, и Вайс остался единственным источником информации, но оракул был слишком раздражен, чтобы сдержаться:- И, честно говоря, можно ли верить словам человека, только что испытавшего сильный шок? Богиня вселилась в Фудзимию? Ты сам-то в это веришь?- Ты бы поверил, если бы сегодня был со мной в Гинзе, — Наги передернуло.- Хорошо, допустим, что ты прав, — оракул на секунду прикрыл глаза, что-то припоминая. – Интересная, однако, картина получается. Когда-то Эстет пытались пробудить древнего демона в теле сестры Фудзимии… Старые маразматики хотели таким способом обрести молодость и вечную жизнь, и в итоге чуть не уничтожили планету. Но, возможно, они изначально выбрали не тот материал для своих опытов. Этот Фудзимия Ран… — Я два часа провел в Интернете, – перебил его Наги. – Творится что-то невероятное, причем практически по всей планете: невероятная температура для этого времени года в Турции и Египте – минус пять, на Дальнем Востоке разразился тайфун, причем в тот же час, что и землетрясение в Гинзе, в Финляндии за одни сутки температура опустилась до сорока градусов ниже нуля. Ты всё ещё думаешь, что это — совпадения? Не боишься, что в этот раз мы не обойдемся разрушением пары храмов? — Хорошо, но если честно, мне нет дела до сумасшествия Фудзимии. Пока богиня не возродилась, его легко устранить, – усмехнулся Кроуфорд. – Гораздо больше меня волнует некий «злобный екай», что «ищет богиню». Неужели это — Шульдих? Точнее теперь – кто-то другой, подчинивший себе его разум? Только этого не хватало.- Это единственное объяснение, почему исчез немец, – отозвался Наги. – Вероятно, в старой книге была запечатана какая-то тёмная энергия, возможно, сила самого екая, которая пробудила реинкарнационную память Шульдиха. Но мы не узнаем правды, пока его не найдем. Кроуфорд поднялся и подошел к окну. Его взгляд затуманился, словно пытаясь поймать ускользающее видение, затем оракул вздохнул, вслух произнеся то, что его мучило:- Покинет ли тёмный дух тело Шульдиха, если нам удастся избавиться от Фудзимии?Наги пожал плечами. Ответа на этот вопрос не знал никто. * * *Давним врагом Оми, ещё до того, как он оказался в Вайс, были темнота и одиночество. Теперь же, после того как он очнулся в доме, полном паранормов, раненым и связанным, детский страх вновь напомнил о себе. Бомбеец поморщился, почувствовав противную дрожь, пробежавшую по спине. А он-то думал, что давно избавился от главной фобии Такатори Мамору. Полученная в детстве душевная травма, казалось, давно зажила, но шрам остался, продолжая кровоточить при малейшем прикосновении.Оми сидел на полу, уставившись в одну точку, давно потеряв счёт времени, когда над самым ухом раздался вкрадчивый голос:- Думаешь о своих друзьях? – тряпка, служившая кляпом, сама собой развязалась, и Оми облегченно вздохнул. Затем прямо по воздуху к нему подплыла аптечка, веревки, стянувшие запястья рук, ослабли. — Что все это значит? – он осторожно пошевелил пальцами, восстанавливая кровообращение, потом поднял голову, пытаясь заглянуть в непроницаемое лицо Наги. Первое неуверенное движение отдалось пульсирующей болью в ноге.– Неужели вы решили отпустить меня просто так? Живым? И даже оказать медицинскую помощь? – Бомбеец попытался рассмеяться, но смех получился каким-то неестественным.- А зачем ты нам сдался, — искренне удивился Наги. – Мы узнали все, что хотели. Я даже дам тебе совет: когда окажешься дома, присмотри за своим лидером. Он не в себе, и последствия могут быть очень плохие… для всех нас. Оми на лету поймал ватку, смоченную в спирте, но не спешил прикладывать ее к раненой ноге. Все это выглядело слишком подозрительно и совершено непохоже на Шварц. Словно прочитав его мысли, телекинетик широко улыбнулся.-Мы все-таки не такие монстры, как ты думаешь. Просто сейчас ты нужен нам живым… — Наги лукаво подмигнул, тряхнув при этом длинной чёлкой, и этот жест показался пленнику абсолютно нехарактерным для безжалостоного убийцы, который был способен движением руки снести если не пол-Токио, то пару домов точно. — Вы что-то задумали? Зачем я вам? – и тут же вскрикнул, когда ватка, выскользнув из его пальцев, коснулась кровоточащей ссадины.Наги мстительно усмехнулся, подумав про себя, что Цукиено, возможно, этот урок пойдёт на пользу. Кто знает, может в будущем он станет умным мальчиком и прекратит путаться под ногами у Шварц… Конечно, если ему повезет…* * *Айя проснулся совершенно разбитым. К головной боли добавилось странное ощущение, словно он забыл что-то важное. Открывая магазин, он заметил белый конверт, брошенный кем-то у дверей. Почта? Но без марки и обратного адреса. Его охватило дурное предчувствие, но прежде чем он успел вскрыть конверт, раздался недовольный голос Йоджи:- Ну что, ты отдохнул, тебе лучше, и мы сможем, наконец, поговорить?Айя повернулся к нему, снова почувствовав раздражение, и попытался съязвить:- Надо же, ты дома, а я думал, что после нашего разговора вчера вечером ты умчался на поиски представительниц прекрасного пола…- Или партнеров на одну ночь, — продолжил его мысль Йоджи. – Я не доставлю тебе такого удовольствия, знаешь ли. Ты не настолько сильно меня достал. – Кудо выразительно приподнял бровь, забавляясь растерянным взглядом напарника. Но тут его взгляд упал на конверт в руках Айи:- Прячешь любовные письма, Айя? Интересно от кого – таинственной поклонницы или от некого рыжего телепата?Йоджи собирался сказать еще какую-нибудь колкость, но слова замерли на его губах, когда он заметил, как резко побледнел его друг при упоминании телепата. Пошатнувшись, Айя начал медленно оседать на пол, комкая в руках письмо. Йоджи в последнюю секунду успел его подхватить, взволнованно заглядывая в лицо:- Чёрт, да что с тобой? Ты вообще отдыхал?Ответом ему был короткий кивок красноволосого. Айя, почувствов тепло, исходившее от стоящего рядом человека, глубоко вздохнул и расслабился. Было трудно игнорировать ощущение покоя и какого-то умиротворения, внезапно охватившее все его существо. Но он всё же немного отстранился от Йоджи, заметив краем глаза, как у того болезненно дрогнуло лицо. Отвернувшись, Айя непослушными пальцами вскрыл конверт и развернул небольшое послание, отпечатанное на принтере.Абиссинец, Цукиено у нас, и если тебе дорога его жизнь, приходи один на заброшенную стройку в районе Сумидадайто сегодня в 9 вечера. Шварц.

* * *

…Луч прожектора выхватил из темноты аккуратно сложенные доски, бетонные плиты и кем-то забытую банку с засохшей краской. Вокруг было непривычно тихо.Он поёжился от пронизывающего ветра и отступил в сторону, чтобы не оказаться в полосе света. Окраина Токио — опасный район, особенно поздно вечером. Возможно, при других обстоятельствах оракул ни за что не назначил бы встречу в таком месте. Почему японцы решили именно здесь начать строительство самой мощной телебашни в мире? Неужели им не достаточно одной? А главное, сколько средств придется затратить. Прожив несколько лет в Японии, Кроуфорд так и не смог до конца понять эту страну. Вечное стремление выделиться, пренебрежительное отношение к иностранцам…От размышлений его отвлек тихий голос Наги:- Думаешь, он настолько привязан к Вайс, что прибежит за Цукиено? А как же его ненависть к семье Такатори? Хотя, возможно Мамору – единственный сын Рейдзи, который заслужил её меньше всего. Кроуфорд бросил быстрый взгляд на телекинетика, сидевшего на корточках рядом со спящим Бомбейцем:- С каких это пор ты интересуешься Вайс? – неприязненно заметил он, щёлкнув предохранителем «Беретты».«Честно говоря, сам не знаю», — подумал Наги, взмахом руки привлекая внимание Кроуфорда к метнувшейся вдалеке тени. «Он здесь, как ты и хотел».* * *- Фудзимия… — голос прозвучал отчётливо, но Абиссинец не смог определить, откуда он доносится. – Ты всё же пришёл за Цукиено? Предлагаю равноценный обмен – твоя жизнь взамен его. Как тебе такое условие?Айя крепче сжал катану и легко скользнул вперед, напряженно вглядываясь в темноту. Он нахмурился, когда прожектор высветил тонкую фигуру крепко связанного светловолосого мальчишки. Казалось, тот был без сознания.- А теперь можешь сколько угодно пытаться спасти его и себя, – издевательский смех потонул в шуме шагов, когда Айя увернулся от первого удара.- Чёрт, здесь наёмники… — тяжело бросил он в передатчик, надеясь, что Балинез и Сибиряк на подходе. Похоже, что их помощь окажется совсем не лишней. Нельзя со всем справиться в одиночку…Лезвие катаны, сверкая, прорезает ночной сумрак, становясь не просто оружием, а словно частью его тела, продолжением правой руки. Дерзкий завораживающий танец со смертью, легкие, почти изящные, но смертельные выпады… Быстрое мелькание мыслей:«Спастись? А зачем? Ради кого или чего? После смерти Такатори Рейдзи и выздоровления сестры, какой смысл в его жизни? Столько крови на его руках. Нет, не сейчас… Не думать об этом… Спасти Оми», — и блестящее лезвие пронзает первого из нападавших. Знакомый сладковатый запах крови наполняет воздух. Свист железной балки за спиной заставляет его оглянуться и отскочить в сторону, не успевая выдернуть оружие из неподвижного тела.…Немец наблюдал за своей личной головной болью со смешанными чувствами. Красив? Не то слово. Опасен? Несомненно. Но было что-то еще, бесконечно притягательное в этом человеке, что делало его совершенно неотразимым в глазах Шульдиха. Прошлая жизнь, кармический узел…Телепат криво усмехнулся, заметив, что Айя, увлёкшись схваткой, потерял свою любимую игрушку. Он щёлкнул пальцами, и гладкая рукоять катаны коснулась его горящих пальцев. «Как же ты без катаны, дружок?»Однако живучесть была главным достоинством рыжего. Похоже, он хорошо усвоил главный постулат рукопашного боя: сохранять или частично восстанавливать свои боевые качества, даже если противник наносит сильные поражающие удары. Просто потрясающая тактика соединения прыжков и ударов в полёте. Даже оставшись безоружным, он продолжал борьбу. Сколько было нападавших — человек десять? Возможно, стоило вмешаться, остановить эту бойню простым мысленным воздействием, однако помогать ему? Пожалуй, стоит немного подождать. Никуда Айя от него не денется.- Чего ты добиваешься, сталкивая его с этими головорезами? Конечно, я не оракул, но и без дара могу предсказать, что это бесполезно, таким способом мы от него не избавимся. Абиссинец слишком силен, даже без сверхспособностей. И, думаю, скоро здесь появятся остальные Вайс. Это же очевидно.- Только одного: чтобы он выдохся и ослаб. А его друзьями займешься ты.Шульдих усмехнулся, услышав напряженный голос оракула. Было несложно догадаться, чего хочет его бывший лидер. «Прости, Брэдли, но исход этого боя суждено решить не тебе. В отношении Абиссинца у меня свои планы».Как глупо, неужели оракул так и не понял, что Шульдих стал единым целым с екаем по доброй воле? Его и раньше было легко зацепить, пообещав новые впечатления. К тому же сила, которую он получил, превзошла все его ожидания. Та книга всего лишь дала толчок к пониманию своей внутренней сущности. А истинной причиной всего оказался этот хрупкий на вид парень, который должен был погибнуть еще несколько лет назад. Фудзимия Айя…Его богиня……Айя перешёл от нападения к обороне. Людей, чьи лица в темноте было не разглядеть, осталось от силы пять человек. Прямой удар пальцами в глаза и горизонтальный удар запястьем в сонную артерию, и вот ещё на одного меньше, быстрый поворот, боковой удар ногой, и Айя отступает назад, тяжело дыша. Дикая ярость, рожденная боем, исчезает перед нечеловеческой усталостью. Зрение становится расплывчатым, нечетким, но движения по-прежнему точны: развернувшись лицом к противнику удар в сердце, и затем горизонтальный удар наотмашь. Резкая боль в груди заставляет его согнуться. Нож. Довольно точный бросок. Теплая кровь струится по его пальцам, когда он пытается зажать рану рукой. «Неужели все кончено», — он бессильно опустился на холодную бетонную плиту, закрывая собой тело Оми, когда вдруг, при свете вспыхнувшего прожектора, заметил стройную фигуру Балинеза с леской в руках.Его последняя мысль была почему-то о красивых, изящных кистях, затянутых в черные перчатки.* * *Кроуфорд, пригибаясь и прячась за грудой строительного мусора, быстро преодолел расстояние, отделяющее его от Абиссинца и людей, окружавших его. Разглядев неподвижное тело, лежащее на земле, он взвёл курок, однако сдержанное покашливанье за спиной и дуло пистолета, упёршееся в затылок:- Думаю, тебе лучше этого не делать. — Хидака, ты же не убьёшь беззащитного человека, стоящего к тебе спиной? Это противоречит кодексу хороших парней.- Ну, разве что этот человек — Шварц, который собирался застрелить Айю, – спокойно отозвался Сибиряк, не опуская оружие.

ДАЛЕЕ: ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ (ОКОНЧАНИЕ)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Наверх