Волшебная нить

Посвящается  любимой бабушке, Лидии Алексеевне

Рассказ прошел во второй тут на конкурсе имени Чингиза Айтматова в 2008году.

Волшебные нити

Сережа Ковалев рос болезненным ребенком, поэтому родители считали, что мальчику полезно сменить обстановку, пожить в деревенском доме у бабушки и подышать чистым воздухом.

Когда Сережа был маленьким, ему нравилось бегать босиком по мягкой, холодной от утренней росы, траве, купаться в речке, протекавшей почти у самого дома, бродить по еловому лесу в поисках рыжиков. Но теперь, когда ему исполнилось четырнадцать, он бы с большим удовольствием сходил с друзьями в кино, прослушал любимый диск или поиграл на компьютере.

Только вот в деревенской глуши блага цивилизации были недоступны, поэтому Сережа и его двоюродный брат Никита, проводили время, купаясь, загорая, играя в футбол с мальчишками из другой деревни.

Но время шло, и Никита, впервые проводивший лето в деревне, заскучал. Ему захотелось если не приключений, то хотя бы каких-то событий, которые бы нарушили их однообразный отдых.

Однажды, когда они с братом в десятый раз обходили деревню, Никита остановился перед высоким домом, стоявшим на отшибе.

Когда-то это было красивое двухэтажное здание, с крышей, покрытой дранкой, и резными наличниками, украшавшими окна. Но сейчас, спустя много лет, от былой красоты не осталось и следа: крыльцо покосилось, на потемневших стенах не осталось краски, кровля угрожающе накренилась, грозя в любой момент оказаться на земле. Словом, в старом доме не было ничего примечательного, но, тем не менее, Никита с минуту внимательно рассматривал его:

– Слышь, Серый, – сказал он, наконец, – тебе не кажется, что мы страшно растолстели на бабушкиных пирогах?

– Неа, – отозвался тот и потянул друга за рукав, стремясь быстрее уйти. Он не смог бы объяснить, но каждый раз, находясь  рядом с этим домом, чувствовал необъяснимую угрозу. Разумеется, брату  он ничего не говорил, боясь, что тот просто посмеется над ним.

– Тебе бабушка ничего не рассказывала об этом доме?

– Рассказывала, – неохотно ответил Сергей, – еще до революции здесь жила барыня, которой принадлежали наша и несколько других деревень. Потом она умерла, дом какое-то время пустовал, затем, уже после войны, его отремонтировали, но новые хозяева недолго в нем прожили.

– Почему?

– Ходили слухи, что в доме поселился призрак, – тихо ответил Сережа и тут же пожалел о своих словах, заметив, как широко распахнулись глаза брата.

– Вау! Круто! Почему ты мне раньше об этом не рассказывал, столько времени зря потеряли!

– Ты что задумал?

– Мы должны раскрыть тайну этого дома, – торжественно заключил Никитка, – если там действительно жила барыня, то наверняка осталось что-нибудь ценное. А если там еще и призрак есть… Помнишь, как в охотниках за привидениями…

– Постой, – Сергей прервал размечтавшегося друга, – это же просто легенда. Нет там никакого привидения, да и ценностей тоже. Столько лет прошло! А сам дом старый, в любой момент может рухнуть. Хочешь получить доской по голове?

– Скажи лучше, что струсил, – презрительно бросил Никита, – как думаешь, почему Вика обратила внимание не на тебя, а на Лешку из девятого «Б»? Просто девчонки любят смелых парней. Леха несколько лет занимается альпинизмом, и каждое лето с отцом ездит на Кавказ. А ты какого-то старого дома боишься!

Сергей был уравновешенным и спокойным человеком, которого просто так «на слабо» не возьмешь, но слова брата его разозлили. Мало того, что Никита вспомнил об альпинисте из соседнего класса, в которого были влюблены практически все девочки, начиная с пятиклассниц, он еще и усомнился в его смелости. Представив, как одноклассники, и, конечно, Вика, узнают, что он не решился исследовать какой-то дом, Ковалев решительно шагнул вперед:

– Сегодня ночью, – ему совсем не улыбалось объяснять строгой бабуле, зачем они пробираются в чужой дом, пусть даже и давно заброшенный.

Довольный тем, что ему удалось переубедить друга, Никита умчался вперед. Сергей медленно шел за ним, чувствуя неприятный холодок в груди. Ну что может быть страшного в заброшенном доме? Ничего, кроме пыли и грязи, они там не найдут. «Надеюсь, что Никите этого будет достаточно, и он не решит облазить все старые дома в округе».

***

 

Ночь выдалась теплая.  Почти полная луна то скрывалась за облаками, то снова проливала на землю призрачный свет. Знакомые с детства места казались чужими, полными опасности. Никитка уверенно шагал впереди, тихонько насвистывая себе под нос что–то вроде: «Не боимся мы волка и сову». Ковалёв же старательно переставлял ноги, безуспешно пытаясь унять дрожь в коленях. Больше всего ему сейчас хотелось оказаться дома, где спала бабушка. «Неужели я действительно – трус?» – Печально думал он, вспоминая, что заставило его решиться на эту авантюру.

– Эй, почему я один работаю? Может, мне тоже спать хочется, – возмутился Никита, шутливо замахнувшись на него молотком. В этот момент он вместе с Сергеем снимал доски, которыми были заколочены двери.

– Хорошо, хорошо, я всё понял, только осторожнее с этой штукой, – пробормотал Серый, вытаскивая плоскогубцами оставшиеся гвозди и отбрасывая в сторону последние доски. Чем быстрее они разберутся с этим, тем лучше.

При тусклом свете карманного фонарика ребята рассматривали примыкавший к дому сарай, в котором когда-то хранилось сено.

– Теперь видишь, – устало сказал Сергей, – здесь пусто, как, наверное, и во всем доме. Предлагаю вернуться назад к бабуле, пока она не проснулась, все равно без ключей в комнаты нам не попасть.

В ответ Никита только  хмыкнул:

– Замки – не проблема, забыл, что ли, что у моего отца небольшая фирма, которая занимается изготовлением ключей, – в доказательство он брякнул в кармане отмычками. – Уходить будем только с кладом.

Сергей вздохнул, вытирая рукавом выступивший на лбу пот:

– Чёрт с тобой, только давай быстрее. Не хватало еще, чтобы бабушка проснулась, и начала нас искать.

С первой минуты, когда они перешагнули через высокий порог в комнаты, Сергея не оставляло странное чувство, словно когда-то он уже видел все это: и низкий закопченный потолок на кухне, русскую печку, покрытую толстым слоем пыли, широкую лавку у заколоченного окна.  Единственными живыми существами  были огромные пауки, которые исчезали при свете фонарика.  Выпутываясь из очередной липкой паутины, Сергей сердито бросил:

– Ну, теперь-то ты убедился? Нет здесь золота, кладоискатель несчастный, зато грязно, душно, и пол, того гляди, провалится! Давай уйдем, пока не поздно!

– Тише, иди сюда, – донесся до него голос друга. Никита был в маленькой комнате, когда-то служившей спальней, – похоже, настоящий антиквариат. А ты еще говорил, что все вывезли!

Сергей остановился посреди комнаты, при свете фонарика рассматривая находки.

– Может, вещи и не слишком ценные, зато… Эй, ты вообще меня слышишь?

Сергей не сводил взгляда с небольшого выпуклого зеркальца  и искусно вышитого полотна. Ни слова не говоря, он шагнул вперед и забрал обе вещи у друга.

– Эй, Серега, мы так не договаривались. Всё делим поровну, – начал, было, Никита, но тут же замолчал, заметив остекленевший взгляд друга, устремлённый в треснувшее зеркало. Происходило что-то не то.  Бросившись к брату, который вдруг закрыл глаза и покачнулся,  он в последний момент успел поддержать его. Странное чувство близкой опасности заставило Кита повернуть голову. Вырвавшийся у него хриплый крик был полон ужаса.

***

Сергей часто слышал о том, что зеркала – это не обычные предметы. В каждом кусочке стекла, в которое мы смотримся, живет наш двойник. Недаром существует примета, что перед дорогой нужно обязательно посмотреться в зеркало, иначе в пути ждет несчастье. О том, что разбитое зеркало предвещает несчастье, тоже многие знают. Но, кроме обычных зеркал, существуют вогнутые, которые обладают особенными свойствами.

Почти год назад Сережа читал статью в популярном журнале, посвященную вогнутым зеркалам. Оказывается, в древности их использовали, чтобы заглянуть в прошлое или предсказать будущее. Тогда он не придал этому значения.

Но, когда он взял в руки старое зеркало, то с удивлением и страхом почувствовал, что тонкая грань между реальным миром и зазеркальем стирается. Перед ним начали мелькать различные образы, словно страницы книги. Вскоре Сережа понял, что зеркало показывает ему чью-то жизнь, сохранившуюся благодаря  сильным чувствам, которые испытывал человек.

*** 

– Эй, просыпайся, Прасковья! Все девки давно встали, только ты прохлаждаешься. Как еще барыня тебя терпит?

Русоволосая девушка вскочила с лавки, служившей ей постелью, и, наскоро ополоснув лицо холодной водой,  быстро натянула белую  рубаху, затем  сарафан из грубого полотна, вплела ленты в длинную  косу. Затем спустилась на кухню, где у печи суетилась толстая повариха. Прасковья должна была помогать ей: принести воды, дров, затопить печь, но сегодня, как назло, проспала, и теперь покорно выслушивала упреки.

– Такой ленивой девки, как ты, еще свет не видывал, – в сердцах выговаривала её повариха, – ты должна Бога благодарить за то, что барыня тебя к себе взяла! Хоть и нет сейчас крепостных, а как бы ты жила одна, чем бы кормилась?

Прасковья опустила глаза. Почему-то с первого дня, как она появилась в этом доме, каждый считал своим долгом напомнить, что она в неоплатном долгу перед старой барыней. Конечно, сирота. Хотя девушка за кусок хлеба и каморку под самой крышей работала так, что троим бы впору.

Схватив пустые ведра и краюшку черного хлеба, чтобы пожевать на ходу, девушка вышла во двор. Солнечный луч скользнул по ее лицу, и Прасковья улыбнулась. Как хорошо, что зима с морозами и метелями осталась позади. Летом и работается, и дышится легче.

Подойдя к колодцу, она услышала шум у ворот:

– Люди добрые, подайте на пропитании, а я буду за вас Бога молить…

Голос был хриплый, старческий.

– Опять эта бабка пришла побираться, – донеслись грубые голоса сторожей, – на той неделе приходила, может, каждый день ходить повадишься?  Не будет тебе ничего. Пошла прочь, еще стянешь что-нибудь, побирушка!

Прасковья стало жаль нищенку: конечно, ей, сироте, нелегко живется, но она молодая, здоровая, на кусок хлеба себе заработает, а старухе что делать? Обойдя дом, девица перелезла через ограду и догнала медленно идущую старушку:

– Простите их, бабушка. Они не знают, что такое оказаться на улице без гроша. Вот, кушайте на здоровье, – она протянула свою краюшку хлеба, – простите, что так мало, но больше у меня нет.

В выцветших голубых глазах блеснули слезы:

– Спасибо, девонька. Не дала старухе помереть.

Улыбнувшись, девушка повернулась, чтобы уйти, когда  старушка поймала ее за рукав:

– Погоди-ка, не убегай. Я, может, и нищенка, зато много чего повидала на своем веку. За твою доброту хочу тебя отблагодарить.

Прасковья удивленно распахнула глаза, когда бабушка сунула ей в руку клубок позолоченных ниток.

– Что это? – Удивилась она.

– Это – ключ к твоему счастью. Если правильно им распорядишься, всю жизнь проживешь, нужды не зная. Если тебе что-то понадобится, просто сделай вышивку этими нитями на холсте. Да запомни, нельзя изменять чувства людей или беду накличешь!

***

Прасковья не верила в чудеса, слишком трудной была ее жизнь. Мало ли что придумала выжившая из ума старуха, и, если она обладала таким сокровищем, то почему ходила побираться?

Клубок ниток девушка спрятала в сундук, на самое дно. Но прошло немного времени, и она заметила, что ее ровесницы, которым родители могли собрать приданое, одна за другой выходят замуж.

Возвращаясь после долгого рабочего дня в свою каморку, она мечтала о том, как бы она жила, если бы у нее были деньги. И вдруг вспомнила про подарок старушки.

Всю ночь при свете луны, проникавшем в комнату сквозь узкое оконце, девушка вышивала на холсте золотые монеты. С рассветом узор был готов, только в сундуке у нее денег не прибавилось.

От досады Прасковья готова  было бросить клубок нитей  в печку, но потом одумалась. Может, хоть на вышивку сгодится?

***

Прошло немного времени, и люди в округе заговорили о новой, необыкновенно талантливой, рукодельнице. Грубый холст, попавший в ее руки, превращался в роскошное полотно, способное украсить любой дом. Барыня Дарья Сергеевна похвасталась изящными вышивками перед соседями, и вскоре у Прасковьи было множество заказов.

Волшебными нитями девушка не пользовалась, просто после создания холста с золотыми монетами у нее неожиданно открылся «спящий» талант.

Всё, что она видела своими глазами, она переносила на  полотно: птицы, животные, люди, ясный солнечный день, вьюга, сбивающая с ног, – в ее исполнении все казалось живым и естественным. От ее работ  невозможно было оторвать глаз.  В деревнях стали говорить, что Господь наделил сироту удивительным даром. Сама Прасковья на вопросы о своем неожиданно появившемся таланте только  скромно улыбалась:

– Может, кто-то из моих близких занимался рукоделием, и родная кровь наконец-то дала о себе знать.

С каждым днем она становилась богаче, сундук наполнялся уже не вышитым, а настоящим золотом. Она мечтала купить небольшой домик, чтобы быть самой  себе хозяйкой. Неожиданный случай все переменил.

Как-то вечером старая барыня получила письмо из города.  Она была так обрадована, что даже слугам рассказала о скором приезде единственного сына.

Спустя несколько дней во двор въехала открытая коляска, в которой сидел высокий, стройный молодой человек, его привлекательную внешность выгодно подчеркивал темный наглаженный сюртук и шитые по столичной моде брюки. Дарья Сергеевна, забыв о возрасте, выбежала на крыльцо, и крепко обняла сына:

– Серёженька, как же ты вырос! Как я рада, что ты вернулся!

Стоя среди слуг, Прасковья украдкой разглядывала молодого барина Сергея Андреевича. Сердце у нее часто билось, кровь прилила к щекам. Она не понимала, что с ней происходит, но ей хотелось хотя бы поймать взгляд. Только барин её не замечал.

***

Однажды вечером барин бродил по своему родному дому, перебирая в памяти воспоминания детства. Ему не спалось. Слегка равнодушно окинув взглядом пианино, за которым любила сидеть Дарья Сергеевна, он вдруг понял, что забрел в самую старую часть дома. Неожиданно внимание Сергея Андреевича привлек свет, лившийся из полуоткрытой двери: «Как странно, – подумал он, – так и тянет войти…»

Ноги сами шагнули в темную комнатушку, и молодой человек пораженно замер. Свет исходил от полотна на стене. Со стороны могло показаться, что это – картина: пара белоснежных лебедей гордо расправила крылья, и изящно выгнув шею, медленно скользила по поверхности озера. Все было живо и ярко, но самым необычным оказалось то, что свет, исходивший от полотна, погас почти сразу, как вошел Сергей.

– Барин, это вы! А то я–то напугалась…

В этот момент барин понял, что  в доме не один: темноволосая девушка растерянно смотрела на него, но ее лицо было трудно разглядеть в полумраке комнаты.

– Аа, ну прости, не хотел. Скажи, а кто же мастер, что смог вышить такую красоту? Я много городов объездил, но ничего похожего не встречал.

– Это я вышила, – смущенно пробормотала девушка и покраснела. – Вам нравится, барин? – Робко поинтересовалась Прасковья. До этой  встречи она считала любовь с первого взгляда сказкой, и только сейчас поняла, как ошибалась. Если бы он мог почувствовать то же, что  она! Но барин восхищался только ее работой.

– Да, очень, –  признался Сергей Андреевич. –  Не могла бы ты подарить мне это полотно, если, конечно, я не прошу слишком многого.

Прасковья вспыхнула:

–  Я с радостью подарю вам любую свою работу…

Сергей вынул из кармана  небольшое вогнутое зеркальце и протянул его девушке:

– Большое спасибо. А это тебе.

Девушка машинально посмотрелась в зеркальце и удивленно воскликнула:

– Я не вижу своего отражения.

– Это особое зеркало: увидеть свое отражение можно, только если смотришь под определённым углом. Этим оно меня и заинтересовало. Честно говоря, я не очень поверил торговцу, когда он сказал, что вогнутые зеркала помогают увидеть истину.

Держа в руках полотно, Сергей направился к выходу, сказав на прощание:

– Еще раз спасибо. Трудно выбрать лучший подарок для моей невесты.

В эту ночь Прасковье не спалось. Уткнувшись лицом в подушку, она беззвучно плакала.

Почему ей так не везет? То, что другие имеют с рождения, ей достается тяжелым трудом! И единственный человек, который ей действительно нужен, любит другую.

Спрятав зеркальце в сундук, девушка вспомнила о волшебных нитях. Наверное, они могли бы помочь. Но едва  достав клубок, вспомнила прощальные слова нищенки: «Нельзя силой менять чувства людей».

Прасковья тяжело вздохнула. Ничего не поделаешь, видимо, судьба у нее такая. Нужно смириться  и жить дальше.

***

Две недели спустя, поздним вечером, девушка направилась в комнату барыни. В руках у нее была стопка новых, вышитых гладью, рушников. На душе было тяжело. Она твердо решила уехать из этого дома: может, вдали от Сергея, ей будет легче его забыть.

Слуги уже спали, но в комнате старой барыни горели свечи, и доносился шум. Прасковья узнала голос Сергея:

– Маман, я люблю её.

– Как ты не понимаешь, что она тебе не пара! Какая-то бесприданница, я бы подобрала тебе партию получше. Ведь я так мечтала, что ты, будешь жить в поместье, заниматься хозяйством. К тому же, как ты будешь жить в Петербурге?! Вы с ней быстро обрастете долгами!

– Маман, хватит. Я уже взрослый, мне самому решать. Деревенская жизнь не для меня.

– Серж, –  голос барыни дрожал от сдерживаемых слез, – а как же я? Годы идут, одной мне с хозяйством не управиться. Прошу тебя, опомнись, себя не жалеешь, так хоть мать пожалей.

Наступило недолгое молчание, потом раздался голос Сергея Андреевича:

– Маман, прости, но я люблю эту девушку. Кроме неё, мне никто не нужен.

– Она точно тебя приворожила тебя, Серж, это убьёт меня! – Потеряв терпение, закричала мать.

Прасковья, забыв о белье, бросилась к себе в комнату. Из глаз брызнули слезы. Что же такое происходит? Наверное, и правда приворожила, раз сын  мать родную не слушает! И ладно бы, богатая, влиятельная барыня из хорошей семьи. А тут… Мало того, что голодранка, так еще и сына против матери настраивает, оставляет старуху одну, без помощи. Почему именно она? Почему не Прасковья, которая любила и почитала бы, не только мужа, но и свекровь, слова бы поперек не сказала, всю жизнь провела бы в деревне? К тому же Прасковья теперь далеко не нищая, а со временем станет еще богаче.

Зависть, обида, ревность охватили девушку. Они заглушали совесть.

«Я не стала бы изменять судьбу ради себя. Но ради будущего Сергея, ради его старухи-матери, когда-то давшей мне крышу над головой, пойду на все!»

…Свеча отбрасывала красноватый отблеск  на лицо девушки, склонившейся над пяльцами. На  ситце постепенно вырисовывался профиль темноволосого юноши. Зеркальце лежало рядом, на столе. Если бы увлеченная работой девушка посмотрела в него, она бы в ужасе выбросила иголку и сожгла бы все полотна с узорами, вышитые чудесными нитями.  В зеркальце отражалось будущее…

К удивлению матери Сергей Андреевич больше не вспоминал о невесте, и все оставшееся до отъезда время проводил с Прасковьей. Уехав в Петербург, он не забыл о девушке, и в каждом письме передавал ей поклон.

Через год, сразу после его возвращения, сыграли пышную  свадьбу. Удивительное дело, но браку служанки и хозяйского сына никто не удивился, все восприняли это событие как должное.

Только  счастье оказалось недолгим. Как-то осенью  Сергей Андреевич отправился с  друзьями на охоту, и случилось несчастье. Как утверждали очевидцы, лошадь хозяина, чего-то испугалась и понесла. Сергей Андреевич был хорошим наездником, но в этот раз удержаться в седле не сумел. При падении он ударился головой о камень и умер по дороге в усадьбу.

Ходили слухи, что кто-то навел порчу на богатый дом, потому что вскоре после гибели молодого барина случился сильный пожар. Что послужило его причиной, так и не выяснили, но после пожара никто больше не видел  Прасковью.

**

Широко раскрыв глаза, Никита смотрел, как к ним медленно приближается призрачная фигура. Судя по всему, это была женщина в длинном, до пола, сарафане и с косой, перекинутой через плечо.

Зеркальце выпало из ослабевших пальцев Серёжи, и с громким стуком упало на пол, треснув. Никитка машинально произнес, не сводя глаз с призрака:

– Серый, хорош, ломать антиквариат! Не  ты же первый его  нашёл!

– Но ты нашёл его только потому, что рядом  был Сергей, – возразил тихий голос.

Забыв о старинной безделушке, Никита попятился, крепче прижимая к себе потерявшего сознание брата:

– Вау! Ты – настоящий полтергейст! – Он пожалел, что с ним нет фотоаппарата. Хотя, кто знает этих призраков, может они на пленке не фиксируются?

Сергей пошевелился и открыл глаза. При виде печального лица девушки он не испугался, потому что видел в зеркале всю ее жизнь.

– Здравствуй, Сережа, – прозвучал в тишине слабый голос, – как же долго я ждала момента,  когда  твоя душа снова спустится на землю, и я смогу попросить  прощение за свой проступок!

Серёжа отшатнулся от нее. Отдельные картинки в его голове, наконец, сложились в нечто целое. Вот почему Сергей из этой фантастической истории был так похож на него…

– Да, все именно так, как ты и думаешь, – призрак  печально улыбнулся. –  Хочешь узнать, что случилось, когда ты не вернулся с охоты? Я попыталась сжечь  полотно, на котором вышила твое лицо, но уничтожить волшебные нити оказалось невозможно. Начался сильный пожар, но полотно уцелело, только вместо твоего портрета на нем появилась я, став призраком этого проклятого дома. С тех пор прошло почти сто лет. И что же теперь, Сергей? Ты меня ненавидишь? Я же разрушила твою жизнь, лишив тебя любимой девушки и права самому выбирать свою судьбу!

Никита, ничего не понявший из этого разговора, растерянно перевел взгляд с призрака на Серегу: «Не нравится мне все это. Привидения редко бывают дружелюбными. Эх, зря мы сюда пришли!»

Сергей с минуту молчал:

– Я не могу сказать, что ненавижу тебя. За свою ошибку ты достаточно натерпелась. Быть вечно запертой  в этом полуразвалившемся сарае! К тому же, и я не тот человек, которого ты полюбила. У меня другая жизнь, и любимая девушка у меня тоже есть, пусть даже она и не обращает на меня внимания. Я прощаю тебя, и хочу, чтобы ты, наконец, обрела покой…

Привидение низко, до земли, поклонилось ему:

– Спасибо, что простил меня. Теперь я свободна и могу покинуть этот дом. Кстати, если хочешь, я отдам тебе это зеркальце. Оно поможет добиться любви твоей девушки!

– Какие же вы, женщины, глупые, – проворчал Сергей. – Ничему вас жизнь не учит! Рассчитывать нужно не на волшебство, а на свои силы.

– А если бы он не простил? – Никита отлепился от стены, решив тоже поучаствовать в беседе.

– Тогда вам тоже не удалось бы покинуть этот дом, – шепнул ему призрак, растворяясь в воздухе.

***

Солнечный луч, пробившийся через щель в занавесках, заставил Сережу открыть глаза. Похоже, они с братом проспали, даже странно, что бабушка их не разбудила, обычно ей не нравилось, когда спали до обеда. Протиравший глаза Никита устало сказал:

– Знаешь, мне приснился странный сон, будто бы мы с тобой пошли в тот дом на отшибе…

– …и видели призрака, – продолжил  Серёжа, вскакивая с кровати. – Бывает же такое, мне тоже приснился этот сон. Хотя это не важно. Главное, что сегодня приезжает мама. Скоро вернемся домой, в город, а там – снова школа!

 
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

Наверх